Shape Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Shape Shape Created with Sketch. Fill 11 odnoklassniki Created with Sketch. Fill 11 path9 Created with Sketch. Shape Created with Sketch. g15 Created with Sketch. Теплица + Group Copy vkontakte Created with Sketch. whatsup Created with Sketch.

27 февраля — всемирный день НКО

#Добрыелюди #деньНКО #ОПЧО #НКО74#Искорка#ИскоркаФонд,#помогаемдетям30лет

Второй год я работаю корреспондентом в «Искорка фонде», оказывающем помощь детям с онкологическими и гематологическими заболеваниями, лечение которых длится не день и даже не неделю, а месяцы и годы.

В задачи фонда входит многое: гуманитарная помощь в отделение, покупка лекарств, которые не может, не успевает купить государство, оплата анализов и прочей диагностики, оплата такси и авиаперелётов, поиск сиделок и работа с теми, кто остался ждать дома, и, конечно, бесконечный сбор средств. И это только вершина айсберга. Отдельный пласт работы — реабилитация. Это программы возвращения к жизни детей после больничного заточения, когда они боятся любых прикосновений и лишних движений в их сторону, когда их сверстники вдруг оказались из другой жизни… А если пришлось пережить ампутацию? А ещё есть родители, которые старались спасти дитя от болезни, но что-то пошло не так, болезнь оказалась сильнее…

Конечно, Фонд — это большая команда. Когда мы собираемся на корпоративные офисные встречи, то нас набирается человек 12. Но при этом мы все понимаем, что за каждым из нас стоят другие люди, которые трудятся во благо больных людей вне штата, по договору или на безвозмездной волонтёрской основе.

Огромную часть работы берут на себя родители «Искорки». Это наши спецагенты, которые сподвигают делать многих добрые дела и сами совершают их постоянно.

Есть и волонтёры из числа молодёжи. Они становятся нашими руками, ногами и, если потребуется, крыльями на наших мероприятиях, а также на мероприятиях, которые они организуют своими силами. Ведь есть особое волонтёрство, которое не касается наших подопечных: люди собираются вместе, шьют игрушки, делают свечки, декупаж. С одной стороны, они интересно проводят время, а с другой — всё, что они изготовили, потом продаётся, а деньги идут на помощь детям. Есть и те, кто объявляет благотворительный сбор в честь своего дня рождения.

Существует также волонтёрство pro bono: у человека есть профессия, и он может что-то бесплатно сделать для фонда. Такие социально продвинутые люди тоже есть в нашем Челябинске.

Каждый сотрудник фонда сам планирует свой рабочий день, иногда приходится работать и в выходные, но тогда можно отдохнуть среди недели. Многое зависит от того, как ты сам себя организуешь. Бывает, что месяц приходится работать без выходных, а две недели отпуска превращаются в сплошное волонтёрство. Настроиться на отдых тоже нужно уметь.

Работа людей в социальной сфере часто приводит к профессиональному выгоранию. Причём у нас дела обстоят лучше, чем в коммерческих и государственных структурах, потому что там люди часто опускают руки из-за невозможности что-либо изменить. У нас же есть ощущение, что мы приносим пользу и делаем этот мир чуточку лучше. Особенный драйв — видеть улыбки здоровых деток или блеск оптимизма в глазах детей, которые устали от борьбы и боли.

К тому же есть возможность взять дополнительные выходные, обратиться за помощью к супервизору — специалисту извне, который помогает выстроить работу с трудным случаем или кейсом. Сами руководители отделов очень чутко относятся к психологическому климату в коллективе, заботясь о ресурсности каждого. Привычным считается услышать от начальства слова «Нам Ирину нужно беречь», «Машенька, я думаю тебе нужно обсудить свой страх пандемии с гештальт-терапевтом и начать личную терапию с психологом» вместо «Не нравится — уходи, никто не держит».

Разумеется, часто приходится слышать вопрос о зарплате. Многие думают, что деньги в НКО льются рекой и при этом их потоки никто точно не контролирует, поэтому сотрудники гребут деньги лопатой… Но это миф, который не имеет ничего общего с реальностью.

Во-первых, НКО тоже проверяется государством и отчитывается за свою деятельность и даже платит налоги.

Во-вторых, согласно уставу и действующему законодательству фонд не может потратить больше 20 процентов своих средств на зарплату сотрудников. При этом зарплата сотрудников никогда не платится из средств жертвователей. Хотя бы из тех соображений, что количество собранных средств может резко колебаться в зависимости от сезона за окном, общей экономической ситуации в стране, а теперь, как все мы убедились, и от эпидемиологической обстановки. Кроме того, у любого уважающего себя фонда должен быть свой НЗ на случай, если ребёнку срочно-срочно потребуется денежная помощь.

Благотворительные фонды привлекают средства по-разному. Это могут быть, например, гранты и субсидии. Их становится с каждым годом всё больше. Это хорошая подмога, но не подушка безопасности. Всё же гранты — это лотерея, а проверенные временем живые люди, партнёры — надёжнее и ценнее.

Часто фондам помогают корпоративные доноры. Считается правильным, когда у компаний есть социальные проекты и какая-то часть прибыли перечисляется на благотворительность. Как правило, это не очень большие организации, но они с нами уже много лет и стабильно перечисляют деньги на проекты.

Большими друзьями фонда являются школы, детские сады. Дети помогают узнавать об «Искорке» взрослым. И когда мы стучимся в кабинеты важных начальников, чтобы предложить поддержать наш проект, а в ответ слышим что-то вроде «Я вас знаю, мы в школе у сына для вас гуманитарную помощь собирали», то в такие моменты мы, конечно, млеем, что судьба свела нас с родными по духу людьми.

Значительная часть нашего бюджета — это пожертвования частных лиц. Множество людей перечисляют нам небольшие суммы. Очень отрадно, что люди стали всё чаще подключать автоплатёж. Даже платёж на 1 рубль в день — это ценно. В этом есть стабильность и уверенность в завтрашнем дне.

У фонда нет бюджетных вливаний, нет тайных заморских спонсоров вроде Билла Гейтса. Илон Маск об «Искорке» тоже вряд ли что-то слышал.

Как некоммерческая организация, фонд не может ничего продать, а только отдать за пожертвование.

Если вы решите пожертвовать любую сумму, вам тут же предложат ящик для пожертвований или терминал. Вот упала ваша купюрка в прозрачный ящик на ключе, а придёт время, её вытащат и занесут в акт и бережно передадут сотрудникам банка для зачисления на счёт фонда. Если пожертвование больше 10 тысяч рублей, то придётся заполнить бумаги, подписать договор — всё как полагается. А многие ошибочно думают, что деньги можно просто сунуть, бросить, оставить…

Также мы проводим адресные сборы — это когда деньги собирают на конкретную семью, ситуацию, задачу. У нас есть регулярные благотворительные акции. Например, в магазинах можно оставить необходимые детям вещи: памперсы, детское питание, канцтовары. В сетевых магазинах «Детский мир» звучат объявления об этой акции. Мы также проводим благотворительные мероприятия, например, боулинг, караоке, квиз, ярмарки, где люди могут что-то продать, а вырученные деньги передать фонду. Ещё проводим мастер-классы и продаём поделки наших волонтёров.

За время своей работы я поняла, что в НКО приходят, чтобы отдавать. Есть в человеке такая потребность быть полезным и понимать, что день прожит не зря. Однажды в жизни наступает момент, когда осознаёшь, что работать и жить как прежде, для галочки, для плана, за зарплату, просто как все, уже не интересно. Можно прятаться от этой мысли и самого себя за кипами бумаг и чередой ненужной беготни. Только обязательно произойдёт та встреча — увидишь ли ты ящик для пожертвований на кассе в магазине, услышишь ли краем уха об очередном наборе волонтёров… и придёшь, и обязательно поймёшь, что «Искорка» — то место, где тебя ждали и куда много лет вело тебя твоё сердце. И вот ты теперь уже здесь… Счастливый, реализованный, ресурсный, идейный и нужный…

favorite_border
Опубликовано
в рубрике