Shape Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Shape Shape Created with Sketch. Fill 11 odnoklassniki Created with Sketch. Fill 11 path9 Created with Sketch. Shape Created with Sketch. g15 Created with Sketch. Теплица + Group Copy vkontakte Created with Sketch. whatsup Created with Sketch.

В жизни случаются такие истории, которые вряд ли смогли бы придумать писатели и режиссеры. Судьба заставила поверить эту женщину в чудо. Теперь спустя пять лет она может рассказать о пережитом всем. Ее дочку врачи называли «девочкой без шансов», но мама очень хотела, чтоб дочка жила…

Светлана никогда не позволяла себе быть грустной во время лечения дочки Вероники

«Это было всего пять лет назад. Мы купили большой дом и у нас часто  были гости. Всегда звучал смех и вкусно пахло едой. Мы готовились к Новому году и строили большие планы на жизнь», — вспоминает Светлана Борисенко из Еманжелинска, сидя перед родителями детского онкологического отделения челябинской областной клинической больницы. Она для них победитель, та, что помогла побороть рак своему ребенку…

Тот дом не принес семье счастья. Курей и кошек пришлось спешно раздать по соседям, когда маму со старшим ребенком отправили в онкоотделение в Челябинск.

«В октябре у старшей дочери Вероники поднялась температура. Лечили простуду. Состояние улучшалось на день-два, а потом снова температура. Спустя три недели я ворвалась в поликлинику в первый попавшийся кабинет, чтобы мне объяснили, что происходит с моим ребенком»- рассказывает женщина.

Посмотрев на девочку, подростковый врач пришел в ужас и сразу заподозрил плохое. Анализы cito, узи, обследования, врачебный консилиум. Маму с ребенком отпустили домой со словами: «Будьте готовы, утром за вами приедет «скорая» и отвезет вас в областную больницу. Только в карточку не смотрите, пожалуйста», — сочувственно сказала врач….

А в карточке на последней заполненной странице  удалось разобрать одно слово «лейкоз» и огромный знак вопроса.

К сожалению, ошибки не случилось. У Вероники, действительно, был лейкоз. Да еще какой! В самой опасной и агрессивной форме – миелобластный, рефрактерный. Курсы химиотерапии, что должны были остановить рост бластов в крови, не давали результатов. Бласты росли так, словно химия была для них не ядом, а  поливитаминами.

«Когда Сергей Геннадьевич Коваленко заходил к нам в палату он старался говорить уравновешенно, но я видела, что даже он в шоке от всего происходящего», — рассказывает Светлана, ставшая  очередной участницей проекта «Встречи в отделении», который реализуется благотворительным  «Искорка Фонд» в рамках проекта «Курс на счастье в семье. Подростки и молодые взрослые (подпроект «Молодежка»).

Только стены больничного коридора да лестница между этажами знают чего стоило ей  внешнее спокойствие и улыбка после очередных результатов анализов.

«Я никогда не позволяла себе быть грустной со своим ребенком. Несмотря на то, что анализы были плохими, и земля буквально уходила из-под ног. Рыдала навзрыд и готова была грызть стены от беспомощности и ужаса.  Но возвращалась в палату к дочке с отрепетированной улыбкой»

Муж потерял работу,  начал пить.  Какое-то время жил на деньги, которые собирал в Интернете с сердобольных людей  на лечение дочери.

Младшего ребенка он отдал  моей маме, а потом и вовсе ушел из семьи. В новом доме, где раньше звучал радостный смех, теперь  царили грязь, запах пьяного угара и предательство. Вернуться туда я уже не смогла. Он остался для меня в другой жизни.

Услышав историю Светланы Борисенко, родители просили ее поделиться оптимизмом и подержаться за руку, чтобы зарядиться энергией победителя

«Я была, наверное, единственная мама в этом больничном отделении, которая не рвалась домой. Я помню свою 22 палату и окно в коридоре с видом на улицу. Я любила смотреть в него, и мне становилось спокойно. Может быть, так все и должно было случиться . Идти из больницы мне было некуда, и помощи ждать неоткуда, а бласты все росли.  Судьба отняла у меня все – дом, работу, мужа, перспективы и мечты. Я просила оставить детей»…

Вероника тяжело переносила «химию». Под действием гормонов становилось капризной и неуправляемой. При разговоре об очередной процедуре она кидала в стенку все без разбора – планшет, телефон и посуду, а сама забиралась под кровать. После долгих разговоров соглашалась продолжать лечение. Но самым страшным было то, что ничего не помогало.

Наконец, настал тот день, когда маму Вероники  пригласили в ординаторскую… «мы сделали все, что могли»…

От Вероники  отказались все клиники России, и Израиля. Девочке без шансов врачи предложили поехать домой.

«Я, наверное, боялась остаться с болезнью один на один, поэтому я не ушла из больницы и решила непременно найти выход. Я не могла представить, что вернусь домой и буду сидеть и ждать, и смотреть как мой ребенок уходит из жизни. Я бы просто не простила себе свое бездействие.

За помощью я обратилась в «Искорку». Для меня это был не то, что последний шанс, а самый-самый единственный. Я благодарна, что от меня здесь не отвернулись, хотя могли.

Сотрудники фонда сделали для нас невозможное! Нашу девочку заочно проконсультировали в Германии. «Искорка» нашла переводчика, который перевел нашу больничную выписку на немецкий. Потом бумаги попали на стол немецкому врачу. Он рекомендовал делать трансплантацию костного мозга на аплазии, то есть как есть, без ремиссии. Идеальным донором для Вероники могла стать сестра Лера.  И все это в максимально короткие сроки. Конечно, я сама не смогла бы справиться с этим. Для этого и нужны благотворительные фонды, ведь их специалисты владеют ситуацией лучше, чем родители и не ограничены рамками врачебных инструкций, как врачи.

Чтобы помочь нам за Веронику вступились сотрудники фонда «Подари жизнь». Они взаимодействуют с челябинской «Искоркой». Эта такая дружественная сеть, которая позволяет открывать закрытые двери. Сотрудница фонда Алла Кинчикова подошла напрямую к доктору в РДКБ Москвы  и спросила, а может он возьмёт Веронику и доктор взял. Только потому что у нас был свой донор — сестра, подходящая на 100%. И мы поехали навстречу единственному шансу, который на самом деле никто не давал. Было только «попробуем».

Челябинские врачи делали все что могли, пока решался вопрос, кто возьмёт Веронику, и за это им мой поклон. А то, что для нашей семьи сделала «Искорка» мы будем помнить вечно! Спасибо им, что верили в лучшее, когда кругом звучали отказы.

Когда мы приехали в московскую клинику самочувствие Вероники стремительно ухудшалось. Счет шел уже не на дни, на минуты.

Если бы не Елена Владимировна Скоробогатова заведующая отделением трансплантологии, что увидела Веронику в приемном покое РДКБ Москвы .

Чудеса случаются! Об этом Светлана и ее дочки знают точно. И совсем не обязательно под Новый год

«Помню, что после процедуры Веронике  было так плохо, что я, сидя у нее кровати, подумала, что если не поможет и это, то лучше мне ее отпустить и не мучить. После этих мыслей я побежала в храм и долго молилась и просила прощения, что смалодушничала в мыслях.

Из храма возвращаюсь, дверь в палату приоткрываю, а Вероника  моя… танцует. Слабенькая, дрожащая, босая. Солнечный свет казалось, просвечивал ее всю насквозь. Она была словно ангел. Я поняла, что Бог услышал мои молитвы и доченька будет жить. Ноги подкосились от счастья. И я рыдала, лежа на полу.

Через несколько дней, захожу я к завотделением с вопросом, можно ли Веронику  супом покормить. Мамочки в отделении очень вкусный суп тогда сварили, а врач поворачивается ко мне в слезах и говорит: «У вас ремиссия».

После этих заветных  слов некоторые из собравшиеся в этот вечер в больничном коридоре  начинают вытирать слезы, другие  просят Светлану подержать за руку, чтоб перенять энергию победы. Есть и те, кто  просят задержаться после встречи, чтобы пообщаться тет-а-тет. К сожалению, диагноз Вероники есть и у сегодняшних пациентов отделения.

Светлана рада приободрить наших мам, которым победа еще предстоит. Она не устает повторять, что шанс есть всегда, нужно верить и бороться.

 

favorite_border
Опубликовано
в рубрике